Категории

Сказка про мыльный пузырь

"Мыльные пузыри", сказка

Сказка о мыльном пузыре

41. Сказка про мыльный пузырь

Жил-был мыльный пузырь. Он был очень большим и красивым. Он был и красненьким, и синеньким, и зелененьким, он был самым лучшим. Он был таким красивым, что ничего не хотел делать, а только ходил и хвастался.

Когда он садился за стол, то говорил:

– Смотрите, какой я красивый пузырь! Я и синенький, я и красненький, я и зелененький, я самый лучший! Не буду я кушать сам, кормите меня из ложечки.

– Ай-ай-ай, – говорили ему, – такой большой, а кушать сам не хочет!

Пузырь слышал это и обижался и изо всх сил надувал свои щеки. От этого он становился еще больше.

Когда он раскидывал по полу игрушки, открытки и календарики, то говорил:

– Не буду я ничего собирать, не хочу! Я такой красивый пузырь, я самый лучший! Сами соберете.

И он еще сильнее надувал щеки и становился еще больше.

А когда наступала ночь и все пузырьки, и большие и маленькие, ложились спать, красивый пузырь начинал капризничать, махать ручками и топать ножками. Он кричал:

– Не хочу ложиться спать! Я и синенький, я и красненький, я и зелененький, я самый большой и красивый!

Он так капризничал, прыгал и надувался, что однажды сказал:


Бу-бух!


И лопнул. Даже мокрого места от него не осталось. Нет, посмотрите, осталось. Осталось мокрое место и на мокром месте маленький-премаленький пузырек.

– Пи-пи-пи, – пропищал маленький пузырек, – я такой маленький и некрасивый.

Я такой плохой! Теперь никто не будет со мной дружить!

– А ты умеешь сам кушать ложечкой? – спросили другие пузырьки.

– Умею, – сказал маленький пузырек.

– А ты будешь собирать игрушки, открытки и календарики, которые разбросаешь по полу?

– Буду, – ответил маленький пузырек.

– А капризничать, плакать и кричать?

– Не буду, – ответил маленький пузырек.

– Тогда ты самый хороший, – сказали ему другие пузырьки, – и мы все будем с тобой дружить.

42. Конец сказки о маленькой Уне

Когда маленькая Уня немного выросла, она стала хорошей и послушной. Она не капризничала, ни с кем не ссорилась; она не ломала компьютер и всегда жалела папу, маму, дедушку и бабушку, когда они уставали по вечерам. Она рассказывала им стишки и готовила вкусную картошечку на кухне. Иногда она готовила супик, а иногда даже тортик – и все у нее получалось. Она научилась считать, писать, чистить зубы и делать зарядку.

А когда она выросла совсем большая, то взяла фломастеры и нарисовала себе маленькую девочку Уню.

Желтый фломастер нарисовал носик. Красный фломастер нарисовал ручки и ножки. Синий фломастер нарисовал животик. А зеленый фломастер все раскрасил.

Так получилась девочка Оня, потому что на девочку Уню она была совсем непохожа.

Оня любила играться, баловаться, читать книжки с картинками и слушать сказки по вечерам. Когда она дослушивала одну сказку, то просила маму рассказать еще вторую. Когда она дослушивала вторую сказку, то просила маму рассказать еще и третью. А когда дело доходило до четвертой или пятой сказки, то мама говорила:


Слон кончается хвостом а коляска – колесом.

День кончается подушкой, тихой сказочкой на ушко и фонариком в окне, черной тенью на стене.

Много можно рассказать, но – пока, мне надо спать.


И Уня засыпала. А маленькая Оня, чуть-чуть покрутившись в кроватке, укладывалась поудобнее и засыпала тоже.

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/child_tale/gerasimov/0/j35.html

41. Сказка про мыльный пузырь

Жил-был мыльный пузырь. Он был очень большим и красивым. Он был и красненьким, и синеньким, и зелененьким, он был самым лучшим. Он был таким красивым, что ничего не хотел делать, а только ходил и хвастался.

Когда он садился за стол, то говорил:

– Смотрите, какой я красивый пузырь! Я и синенький, я и красненький, я и зелененький, я самый лучший! Не буду я кушать сам, кормите меня из ложечки.

– Ай-ай-ай, – говорили ему, – такой большой, а кушать сам не хочет!

Пузырь слышал это и обижался и изо всх сил надувал свои щеки. От этого он становился еще больше.

Когда он раскидывал по полу игрушки, открытки и календарики, то говорил:

– Не буду я ничего собирать, не хочу! Я такой красивый пузырь, я самый лучший! Сами соберете.

И он еще сильнее надувал щеки и становился еще больше.

А когда наступала ночь и все пузырьки, и большие и маленькие, ложились спать, красивый пузырь начинал капризничать, махать ручками и топать ножками. Он кричал:

– Не хочу ложиться спать! Я и синенький, я и красненький, я и зелененький, я самый большой и красивый!

Он так капризничал, прыгал и надувался, что однажды сказал:

Бу-бух!

И лопнул. Даже мокрого места от него не осталось. Нет, посмотрите, осталось. Осталось мокрое место и на мокром месте маленький-премаленький пузырек.

– Пи-пи-пи, – пропищал маленький пузырек, – я такой маленький и некрасивый.

Я такой плохой! Теперь никто не будет со мной дружить!

– А ты умеешь сам кушать ложечкой? – спросили другие пузырьки.

– Умею, – сказал маленький пузырек.

– А ты будешь собирать игрушки, открытки и календарики, которые разбросаешь по полу?

– Буду, – ответил маленький пузырек.

– А капризничать, плакать и кричать?

– Не буду, – ответил маленький пузырек.

– Тогда ты самый хороший, – сказали ему другие пузырьки, – и мы все будем с тобой дружить.

загрузка...


Источник: http://www.ngebooks.com/book_10994_chapter_43_41._Skazka_pro_mylnyjj_puzyr.html

Сказка о мыльных пузырях

Жил был мыльный пузырь. Он летел по миру, отражая в себе все, что видел вокруг. В нем мерцали ночные огни городов, солнечные блики, краски зеленой листвы и белизна снегов. Он летел и не знал, куда и зачем, ему просто нравилось быть.

Но однажды движение его прервалось, и он зацепился за ветки, и как любому добропорядочному пузырю, ему нужно было лопнуть и исчезнуть. Но настолько сильно было в нем все то, что он видел, настолько любил он жить, что все в нем замерло, и крепко накрепко засел он на той ветке. Шло время, снега сменялись дождями, дожди палящим солнцем. Они лишь изредка пробуждали в нем былой азарт и свет в его душе. Жизнь начала казаться ему странной сухой и безвкусной. Другие советовали ему, как быть дальше, но для него все это были лишь слова, слова лишенные смысла, ибо свой собственный смысл он утратил вместе с движением.
Но даже самый великий потоп – это капли воды, той же воды, что росой скапливается на крохотном лепестке сирени. И может от того в нем не угасала вера, что было еще в нем самом это движение, хотя связан он был по всем своим сторонам.

Однажды пришла к нему мысль, совсем не такая, которая дымкой проноситься перед взглядом и исчезает в дали. Та мысль была подобна всполоху костра, что светом и теплом озаряет путь, она пробилась сквозь него силами самой жизни. «Если я стал слишком мал и потому так крепко схватили меня эти жесткие ветки, если я буду больше, я смогу разжать эти тиски и освободиться», – подумал он. Тогда он начал расти. Но попытки оттолкнуть ветки от себя, чтобы расшириться вдаль истощали его, и все силы уходили на борьбу. Тогда он снова отчаялся. «Не смогу»… — отозвалось в нем.

Наступил новый день и оттаявшая весна распустила свои мокрые руки, разливая по дорогам и домам слякотную грязь. Все наполнилось влагой, и прекрасные снежные сугробы начали исчезать в грязи. «Как жаль, эти славные воздушные снежинки, они были так прекрасны, когда кружили передо мной», — подумал он. Снег таял, и все наполнялось мутной водой, казалось, ей не будет конца. Но все проходит и земля, поглотив темные воды, принялась взращивать зеленые шапки растений и цветов. «Возможно, в этом есть смысл», — подумал он, — может и я смогу так!» Тогда он начал шириться во все стороны, поглощая в себя все колючие и цепкие ветки, что были его тюрьмой долгое время, это оказалось куда легче и проще, чем попытка оттолкнуть их . Так длилось недолго, только успели завязаться листья, как он уже охватил всю шапку могучей кроны кустарника. Величественно и смешно покачивался он на ветру, весь заполненный ветками. Постепенно он так расширился, что ветки уже были где-то внизу и, казалось, что он сам вцепился за них.

Пришел летний озорной ветер, встретив его, он подхватил и унес его вверх, только маленький пяточек кустарника виднелся внизу. «Раньше я был свободен, но мир внизу никогда не касался меня, я был лишь его зеркалом, — сказал он, — но потом всё изменилось и оказалось, что мир так же полон совсем не теми чувствами, что радуют душу и взгляд. Я не смог избавиться от них, как не старался, только поглотив их до конца, они покинули меня». Так долго летел он в размышлениях. Зеленые поляны проносились под ним как облака, легкие и полные цвета. Вдруг он остановился, и ветер улетел прочь. Мягко и плавно спустился он на зеленый берег. Никогда еще так близко не видел он земной жизни. Как только коснулся он земли, многочисленные жители нижнего мира встрепенулись и двинулись к нему навстречу. Крохотные лапки и крылышки скользили по поверхности его блестящего упругого тела, кто-то даже силился укусить путешественника, но только мокрый и скользкий «хлип» слышался в ответ. «Здесь не так уж и плохо», — подумал он, смеясь от щекотки, что бежала по его круглому телу. И он продолжил свой путь, блистая на солнце как грань хрусталя.

Маргарита Л.


 

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено. Источник: http://psifeya.ru/skazka-o-mylnom-puzyre
Интересное